Павел Иевлев

Текст

Глобализация — это мощнейший цивилизационный тренд, формирующий общество на протяжении длительного времени. С чего он начался, куда пошел и чем закончится?

Глобализацию принято считать современным явлением, но это не совсем так. Глобализационный цикл неоднократно наблюдался на протяжении истории. Например, так называемая «цивилизация Рима» – типичная глобальная структура, охватившая весь значимый мир (каким он виделся в тогдашней географии). В меру актуальных технических возможностей Рим провел все основные глобализационные мероприятия: обеспечил транспортную и информационную связность (знаменитые римские дороги и курьерские службы), ввел единую мировую валюту, центральное управление, установил идеологические, военные и технологические стандарты, включая единицы измерения.

Римская Империя просуществовала целых полтысячелетия, и латынь до сих пор является «языком науки». Но что-то пошло не так.

Римскую империю можно рассматривать как одну из волн глобализации

История глобализации и ее волны

Почему человечество регулярно начинало очередной глобализационный проект? Потому что однажды обнаруживало, что может. Волны глобализаций неизменно сопровождали появление нового технологического уклада. Одна из главных «глобализаций», из-за которой сформировался тот мир, в котором мы и по сию пору живем, началась в середине ХV века с освоения колоний. (Да, «глобализация» и «колонизация» – весьма взаимосвязанные процессы, их до сих пор бывает трудно отличить, если вы наблюдаете за происходящим не из Лондона и Вашингтона, а откуда-нибудь из ЦАР или Мали.) В ХV веке в Европе сформировался новый технологический уклад – цивилизация стали, пороха и парусного флота. Это сыграло такую же роль мирового бустера, как бронза и колесницы Древнего Рима – через непродолжительное (по историческим меркам) время мир превратился в глобальную хозяйственно-идеологическую систему европейского типа.

Эпоха географических открытий — как одна из волн глобализации в истории

Следующая волна глобализации накрыла человечество в XIX веке, и она снова была европейской – на смену парусу и стали пришли пар и электричество, которые привели за собой Промышленную Революцию. К началу ХХ века на Европу приходилось до 80% мирового экспорта товаров и почти 100% экспорта идеологии, технологии, финансовых и управленческих структур. Эта волна глобализации впервые сформировала то, что можно назвать «мировой экономикой», и позволил это сделать телеграф. Первый трансатлантический кабель проложили в 1858 году, и мир стал информационно связанным. «Житель Лондона мог заказать по телефону товары из любой точки мира, попивая чай в постели, и ожидать их доставки прямо до двери», – писал экономист Джон Мейнард Кейнс. Британоцентричный мир «Империи, над которой никогда не заходит Солнце» принес людям такие чудеса, как трансатлантические перевозки, железные дороги от Парижа до Бомбея, Суэцкий канал и так далее.

Но потом что-то снова пошло не так.

Глобализация XIX-XX века закончилась Мировой Войной 1914–1945 годов. (Здесь нет ошибки, с точки зрения исторического процесса Первая и Вторая Мировые – один и тот же цивилизационный конфликт, взявший паузу на пополнение человеческих и материальных ресурсов.)

Первая и Вторая Мировые войны — единое явление с точки зрения глобализации

Окончание Мировой Войны стало началом нового, американоцентричного, глобализационного процесса. Войны разрушают экономику, но стимулируют науку. За тридцать лет европейского противостояния эпоха пара сменилась эпохой бензина, трансатлантические пароходы сменились трансатлантическими перелетами, на смену телеграфу пришло радио и так далее. При этом торговые показатели (экспорт в 14% мирового ВВП) догнали уровень 1914 года только в 1989 году – это показывает, как на самом деле глобален был тот, довоенный мир.

Распад СССР и советского блока дорого стоил нашей стране, но он стал триггером новой глобализационной волны, самой сильной в истории. Мир чуть было не стал единым.

Но, кажется, что-то снова пошло не так. Почему?

Причины глобализации

Глобализация — это следствие естественного роста экономики, который возможен только в формате экспансии. При беглом изучении учебников истории кажется, что мир формируют войны, но это не так. Мир формирует торговля. Война – это финансовый инструмент, а не наоборот. Военные действия открывали ресурсы и новые рынки, способствуя меньшей дискретизации мира и сокращая препятствия свободной торговле. Самый простой способ убрать таможенные пошлины – ликвидировать границу. До некоторого времени это было доступно только военным путем.

Поэтому третья промышленная революция, установление нового, цифрового технологического уклада стала бустером необычайно амбициозного глобализационного проекта, который наконец-то должен был охватить весь мир, а не только «цивилизованную» его часть. Это стало возможным в силу множества причин, начиная от недостижимой ранее информационной связанности, которую принес интернет, кончая военными технологиями гарантированного взаимоуничтожения, принесшими уникально длительный мирный период.

Ситуация, когда технологии трансграничны, управляющие центры могут быть легко отделены от производственных, а миграцию товаров практически перестали сдерживать расстояния (многие даже не представляют, какую роль в формировании современного мира сыграл универсальный транспортный контейнер – себестоимость морских грузоперевозок сократилась почти на 75%), дала возможность сделать весь мир одним бесшовным рынком.

Контейнеровоз как символ современной глобализации с точки зрения торговли

На смене ХХ и ХХI веков, когда казалось, что глобализация вот-вот победит, картина будущего мира выглядела чрезвычайно логичной и правильной. Вот США, мировой регулятор, центр, где производятся технологии. Вот Китай, Индия, Корея, страны Юго-Восточной Азии – производственные центры, где дешевая и относительно квалифицированная рабочая сила. Вот страны Африки, Арабского мира и, заодно, Россия – источник углеводородов и других полезных ископаемых. Вот Европа – богатый рынок для дорогого товара с высокой добавленной стоимостью, и весь остальной мир – бедный, но почти безграничный рынок для всего остального.

Да что вообще может пойти не так?

Процессы глобализации в современном мире

В 2000-х экспорт достиг знакового показателя в 25% от ВВП. Торговля, представляющая собой сумму экспорта и импорта, выросла до половины мирового ВВП. В некоторых странах, как, например, в Бельгии и Сингапуре, на торговлю приходилось больше, чем 100% от ВВП. Не замедлили и общественные процессы – Объединенная Европа стала примером того, что можно забыть старые обиды и территориальные претензии (история Европы – тысячи лет взаимной резни всех против всех, слияний, поглощений, новых разделов и переразделов). Появился «евро» – образец межнациональной валюты. Заработал в полную силу Мировой Рынок. США импортировали ученых, ресурсы и товары со всего мира, экспортировали деньги и технологии. Грязные заводы уехали в Азию, накрыв Пекин непроглядным смогом, еще более грязные добывающие производства – в Африку, где черные детишки копали худыми ручками кобальт для батарей «Теслы». Международное разделение труда дополнилось разделением производственного процесса, когда отдельные звенья единой технологической цепочки могут находиться в разных странах.

Глобализация «третьего технологического уклада» привела к кардинальным изменениям социально-общественного договора. Неконтролируемый трансграничный информационный обмен создал единую мировую среду смыслов, когда китайский мем равно понятен мексиканскому подростку и московскому хипстеру, русский мультик про «Машу и Медведя» смотрят дети всего мира, и каждый человек на свете знает, кто такой Человек-Паук. Но еще сильнее изменилась структура мирового регулятивного механизма.

В первую очередь это характеризовалось частичной утратой национального контроля над экономикой. Локальные регуляторы – правительства и Центробанки – проиграли в эффективности транснациональным финансовым структурам. К 2012 году общее число транснациональных корпораций составило около 82 тыс., и их оборот составлял более 30 трлн долларов. ТНК контролируют примерно 2/3 мировой торговли, причем 40% этой торговли осуществляется внутри ТНК, т.е. она происходит не по рыночным, а по так называемым «трансфертным» ценам, формирующимся нерыночными механизмами. На ТНК приходится около половины мирового промышленного производства. ТНК контролируют примерно 4/5 всех существующих в мире патентов, лицензий и ноу-хау.

На смене веков философ и политолог Фрэнсис Фукуяма написал свой знаменитый труд «Конец истории и последний человек», где заверил читателей, что так теперь будет всегда. Достигнута «конечная точка социокультурной эволюции человечества». Но снова что-то пошло не так.

Проблемы глобализации

На сегодняшний день отношение к глобализации в мире все больше переходит в стадию разочарования. «Есть мнение, что экономическая глобализация приводит к хаосу», – сказал Си Цзиньпин в Давосе в 2017 году. С чем это связано?

Первый фактор – глобализация, декларировав курс на всеобщее процветание, фактически пыталась зафиксировать ситуацию мирового неравенства. Чтобы производство условного iPhone в Китае оставалось выгодным для американских акционеров Apple, рабочая сила там должна быть существенно дешевле. Рабочая сила дешева там, где низкий уровень жизни, как только он растет – растут зарплаты, а значит, и расходы.

Второй фактор – ослабление национальных регуляторов ведет к проблемам для национальных экономик. ТНК не хотят платить налоги, юридически выводят бизнес из стран присутствия в офшоры, что при свободных трансграничных перемещениях капитала совсем несложно. Принудить их не получается – попытки Трампа заставить Apple, Amazon и другие ТНК платить налоги в США закончились тем, что его забанили в Facebook и Twitter. Теперь в США другой президент. Ослабление национальных экономик привело к сворачиванию социальных программ и снижению уровня жизни населения – увы, ТНК отчего-то не любят брать на себя социальные расходы, оставляя их государству.

Третий фактор – информационная прозрачность, как оказалось, работает в обе стороны – не только для продвижения демократических идеологий в страны третьего мира, но и для распространения националистических, тоталитарных и деструктивных концепций в странах «золотого миллиарда».

Четвертый фактор – разница в уровне жизни в общем инфополе стала очень наглядна, а доступная логистика стимулирует не только перемещение товаров, но и перемещение людей. Это породило миграционный кризис в США и Европе, когда множество людей не захотели исполнять роль «дешевой рабочей силы в странах третьего мира». Решили быть не топливом глобализации, а ее бенефициарами.

Пятый фактор – однополярный мир, который предполагался текущей моделью глобализации, не продержался долго. Рост влияния стран, не входящих в американоцентричную часть мира, привел к тому, что они готовы отстаивать свои, а не глобальные интересы.

Фукуяма ошибся. Все пошло не так.

Долгосрочные перспективы глобализации

На сегодня представляется весьма вероятным, что волна глобализации, вызванная третьим технологическим укладом, заканчивается. В качелях «глобализация-автаркия», сопровождающих человеческую историю, амплитуда пошла на вторую фазу. Это видно по переключению с глобальных на национальные приоритеты в экономиках стран (даже США), распаду глобальных политических структур по типу «Брексита», начавшейся фрагментации мирового информационного пространства на локальные сектора с государственным контролем, частичной национализации/деприватизации ТНК, растущему негативу к транснациональным валютным системам, локализации критичных промышленных производств, росту государственного сектора в ключевых экономиках мира и так далее. Как всегда в истории, это сопровождается ростом политической и военной напряженности.

Что будет дальше, неужели глобализация обречена?

Скорее всего, нет. Идея «единого человечества, без войн и границ» слишком привлекательна и, в широком историческом смысле, безальтернативна. Либо мы уничтожим друг друга – военным или иным путем, – либо нам придется выравнивать дисбалансы мироустройства, когда одна половина мира выбрасывает еду на помойку, а в другой умирают от голода дети. Так что заканчивается не глобализация как цивилизационный тренд, а ее очередная волна.

Следующий этап будет порожден новым технологическим укладом. На наше счастье, история, вопреки Фукуяме, не остановилась, а наоборот радикально ускорилась, поэтому между укладами проходят не сотни лет, а десятки, и «четвертый уклад» уже стучится в двери.

Как сейчас видится, это будет цифровая революция, где глобализоваться будет киберпространство, намечаемое сейчас проектами Метавселенных. В отличие от ресурсов второго и третьего укладов, киберпространство кажется бесконечным и в перспективе уравнивающим всех в возможностях. Разумеется, в нем тоже много может пойти не так и непременно однажды пойдет. Однако история человечества чуть больше, чем полностью состоит из преодоления такого рода вызовов, и до сих пор мы как-то справлялись.

Читать на ЦО.РФ

Лицевой счет Как работает система распознавания лиц в московском метро

«Усы, лапы и хвост — ​вот мои документы». Сегодня заявление кота Матроскина звучит не так уж комично. С недавних пор «лицом» можно оплатить проход на любую станцию московской подземки. О системах распознавания лиц «Цифровой океан» поговорил с компанией-разработчиком VisionLabs, технологическим партнером столичной подземки

Использованные источники: