Роман Фишман

Текст

фантастический рассказ — всего лишь интересное чтиво. но только если он не написан с опорой на надежные источники. в таком случае это уже не фантастика, а научно обоснованная картина будущего, к которому мы стремимся с нарастающей скоростью

Отправившись в магазин за кефиром, шестиклассник Коля Герасимов нашел машину времени и оказался в Москве 2080-х. В этих сценах «Гостьи из будущего» город конца XXI века показан таким, каким он представлялся жителям конца XX столетия: обширные зеленые пространства, летающий транспорт и группы инопланетных туристов в поисках Музея Пушкина.

Теперь многие из этих прогнозов выглядят наивными. Но некоторые по-прежнему актуальны, и уже сегодня можно заметить предвестники будущего, которое ждет нас впереди. Чтобы взглянуть на него, последуем примеру Коли: запрыгнем на летающий флип и отправимся из Института времени… в Москву, конечно.

Урбанизация

В 2080-м столица окончательно слилась с областью и поглотила соседние крупные центры, а уж деревенских жителей во всей стране практически не осталось. За последние столетия урбанизация наступала по нарастающей: еще в начале XX века в городах проживало около 15 % населения Земли, в 2000-х — ​больше 50 %. К середине XXI века горожане составляли уже почти 68 %*, причем наибольший прирост пришелся на крупные города.

Такой прогноз содержится в докладе Департамента по экономическим и социальным вопросам ООН. По оценкам экспертов, к 2030 году на планете будет 43 мегагорода-агломерации, крупнейшим из которых станет Дели, обойдя нынешнего лидера — ​Токио.

Слиянием и поглощением мегаполисы разрастались в колоссальные сверхструктуры с населением в 10 млн человек и более. Еще в 2020 году их насчитывалось более 30, включая крупнейший Большой Токио (38 млн жителей) и Москву с окрестностями (17–20 млн жителей)*.

По данным отчета demographia.com, в 2020 году Московская агломерация заняла 15-е место в мире по численности населения с результатом 17 млн 125 тыс. человек. При этом учитывалась лишь территория сплошной застройки. По данным Росстата, в Москве и области проживает 20 млн 200 тыс. человек.

Высокоразвитые агломерации привлекали специалистов из других мегаполисов и даже стран, многие из которых уступали мегагородам в культурной и экономической мощи. На рынке труда и инвестиций конкуренция между «полисами» в XXI веке стала таким же важным фактором, как и соперничество между государствами в XX. Это подтолкнуло некоторые правительства вложиться в колоссальные проекты по возведению «спланированных» мегаполисов*.

В 2005 году саудовский король Абдалла дал старт строительству города КАЕС. Расположенный на берегу Красного моря, он должен стать инновационной альтернативой «старому», зависимому от нефти Эр-Рияду. Планируется, что здесь заработает промышленный парк, крупный порт, образовательные и финансовые учреждения, курорты.

Но Москва росла сама и в 2080-м сохранила положение крупнейшей агломерации в Европе, с которой по количеству жителей сравнится разве что Большой Лондон. Глядя на нее с высоты полета флипа, в это трудно поверить: в городе почти не видно ни людей, ни транспорта.

Децентрализация

Еще в 2020-х около 8 % всей площади Москвы покрывали дороги, и это считалось недостаточным на фоне европейской нормы в 15–20 %. Но в 2080-х «проезжей части» стало еще меньше: жителям почти не приходится покидать окрестности своего дома. Децентрализация помогла решить многие застарелые проблемы, возникшие во времена, когда типичный горожанин жил на окраине и каждый день отправлялся на работу в центр.

Советские архитекторы пробовали отказаться от радиальной схемы города, продвигая идею самодостаточного микрорайона, жители которого могут получить все необходимые услуги — ​от магазинов до поликлиник и кинотеатров — ​в пределах пешей доступности. В мировых масштабах эта концепция расцвела* благодаря цифровым технологиям.

Большой Токио существует и управляется не как единый мегаполис: 23 специальных района и один центральный имеют собственные муниципалитеты. К нему же относят прилегающие города соседних префектур, также никак не связанные общим деловым, производственным или транспортным центром.

Уже с первой половины XXI века потребность в личном присутствии в офисе стала снижаться, появилось больше удаленной работы, избавляющей людей от ежедневных поездок на транспорте. Городские центры окончательно превратились в исторические достопримечательности. Въезд транспорта сюда закрыт.

Далеко не каждый горожанин стремится посетить центральные районы, как и в начале XX века далеко не всякий москвич спешил на Красную площадь. Всевозможные сервисы и развлечения он может найти неподалеку, а дроны доставки обеспечивают подвоз даже самых экзотических товаров*.

Еще 7 декабря 2017 года интернет-магазин Amazon доставил клиенту заказ с помощью беспилотника в рамках проекта Amazon Prime. На сегодняшний день сервис так и не заработал на полную мощность, но и отказываться от проекта компания не собирается.

Если станет скучно, можно просто сменить жилье: шеринговая экономика, начавшись с сервисов по аренде велосипедов и автомобилей, распространилась и на сферу недвижимости. Владеть личной квартирой уже не модно: интеллектуальные системы управления недвижимостью на основе блокчейна позволяют менять апартаменты хоть каждый день, как шляпу*.

Исследователи Техасского технологического университета продемонстрировали, что использование технологии блокчейн обеспечивает надежную защиту прав участников в сделках с недвижимостью, позволяя отказаться от посредников, таких как Airbnb или Booking.com, и ускорить процесс оформления.

Мобилизация

На борту флипа старайтесь сохранять спокойствие: понятно, что для людей из первой четверти XX века летающий индивидуальный транспорт в новинку, но москвичи будущего часто добираются в гости именно так*.

Пилотный запуск службы летающих такси в Дубае запланирован на 2022 год. Morgan Stanley Research прог­нозирует, что к 2040 году этот рынок вырастет до 1,5 трлн долларов США и в мире будет эксплуатироваться более 430 тыс. пассажирских дронов.

Личные автомобили сохранились, но снова сделались роскошью, и пользоваться ими могут только действительно богатые люди. Зато проблема парковок снялась сама собой: подавляющее большинство горожан выбирают шеринговый или общественный транспорт, в зависимости от расстояния поездки.

Принцип мобильности будущего: весь транспорт в одном месте. До пересадочного узла легко дойти пешком, а там — ​изобилие. Для небольших поездок горожане пользуются велосипедами, скутерами, моноколесами, гироциклами и другими, еще не изобретенными в 2020 году индивидуальными средствами передвижения. Для средних дистанций арендуют машину: для этого даже прав не требуется, ведь все они уже давно беспилотные. Бензиновых или дизельных двигателей не встретить вовсе*, их использование начали ограничивать еще в 2020-х.

Штаб-квартира Международного агентства по возоб­новляемым источникам энергии (IRENA) находится в Масдаре, спланированном городе в ОАЭ. Личные автомобили, как и автомобили с бензиновым двигателем, здесь запрещены, а главным средством передвижения горожан выступают небольшие капсульные электрокары.

Для дальних путешествий незаменимы поезда, левитирующие на магнитной подушке. Дорога занимает куда меньше времени: все мы помним, что маглевы начали развивать более 500 км/ч еще в 2027 году, когда была запущена высокоскоростная трасса Токио — ​Нагоя*.

Еще в 2015 году на испытаниях маглев японской компании JR Central достиг 603 км/ч. Однако из-за особенностей пути на линии, которая должна заработать в 2027-м, скорость будет ограничена всего лишь 505 км/ч.

Экотрансформация

Неудивительно, что многие старые автодороги превращены в пешеходные, усаженные деревьями аллеи. Но вы заметили, что густо покрыты растительностью и многие здания? В самом деле, сады на стенах и крышах начали входить в моду еще в конце 2010-х. Такой покров не только сделал высотные дома уютнее, но и снизил расходы на кондиционирование, дал приют многочисленной естественной фауне. Озелененные террасы стали обычным местом отдыха горожан, а чистота среды — ​одним из главных предметов их заботы*.

К середине 2020-х правительства Китая и Сингапура должны закончить строительство Тяньцзиня, экогорода будущего, рассчитанного на 350 тыс. жителей. Для проекта заранее определены такие KPI, как качество воздуха и воды, доля возобновляемой энергетики, немоторизованного транспорта и т. п.

Количество мусора, которое производит типичный горожанин, стало намного меньше, чем несколько десятилетий назад. Упаковка используется реже и, как правило, производится из биоразлагаемых материалов. Прочий мусор перерабатывается или уничтожается с помощью экологически чистых процессов. Такую возможность продемонстрировали уже давно: в 2019 году в Германии на захоронение отправлялось лишь около 1 % отходов, а в Швейцарии и Швеции — ​и того меньше.

В чистые города переехало сельское хозяйство. Многоуровневые вертикальные фермы не занимают много места*.

Стартап из Сан-Франциско Plenty Unlimited управляет городской фермой площадью более 4500 кв. м, где ежегодно выращивает до 900 тонн салата практически без участия людей. Цифровизированная система использует около 35 000 датчиков и 7500 инфракрасных видеокамер, данные с которых обрабатываются с помощью искусственного интеллекта, позволяя получать максимальный урожай.

Гидропоника (выращивание растений без почвы, в воде, содержащей все необходимые им вещества) позволяет собирать отличный урожай прямо в небоскребе, на любом этаже, без подъема наверх тяжеловесного грунта. Локальные фермерские производства снабжают местных жителей свежими ягодами и зеленью, овощами и фруктами. Говорят, что в Хамовниках самая вкусная черешня.

Цифровизация

Москва еще с конца 2010-х стала одним из мировых лидеров в реализации технологий «умного города», а к 2080-м она окончательно превратилась в гаджет. Все взаимодействия жителей с муниципальными службами происходят онлайн с помощью авторизованных мобильных приложений*.

Жители французского Дижона пользуются городским приложением для взаимодействия со всеми муниципальными службами. Заметив на дороге кучу мусора или став свидетелем ДТП, можно моментально сообщить об этом, передать данные геолокации — ​и помощь быстро придет.

Каждая деталь городской инфраструктуры, от беспилотного автомобиля до уличного фонаря, использует технологии «интернета вещей» и управляется сложными системами с искусственным интеллектом.

Такие же системы ведут непрерывный мониторинг дорожной, экологической и эпидемио­логической ситуации, управляют транспортом, освещением, водо- и электроснабжением. Кстати, посмотрите налево: над строящейся высоткой поднимается стрела вовсе не крана, а 3D-принтера, возводящего здания за считаные дни. Такие машины используют «биобетон», полученный с использованием грибков и бактерий*, и тоже не требуют вмешательства людей. Все, что им нужно, — ​строительные материалы и точный цифровой чертеж.

В Ньюкаслском университете в Великобритании выведена ГМ-линия бактерий BacillaFilla, предназначенная для ремонта бетонных конструкций. Проникая в трещины, бациллы заполняют их карбонатом кальция и клейким полисахаридом. Застывая, смесь образует прочную пленку.

С чертежами, впрочем, проблем не предвидится: еще в 2010-х инженеры и архитекторы полностью перешли на «цифру». Сама концепция «Индустрии 4.0», которая стала внедряться* в те годы, подразумевает тотальную информатизацию всех цепочек производства и эксплуатации сооружений и техники, начиная от проектирования и заканчивая ремонтом. Цифровые модели-двойники точно повторяют реальные инженерные системы, позволяя лучше контролировать их работу, заранее прогнозировать любые проблемы и даже виртуально проигрывать сценарии возможных катастроф.

Цифровые модели здания (BIM), которые создает компания «Гипрогор Проект», позволяют заранее просчитать каждый элемент, от фундамента до дверных ручек, а в будущем проследить за его состоянием. Цифровая модель города (CIM) реализует эту концепцию на более масштабных уровнях — ​районов, мегаполисов и целых регионов.

Социализация

За время экскурсии мы не раз заметили, что городу будущего практически не требуются люди. Новый технологический уклад, к которому цивилизация перешла в первой половине XXI века, полностью поменял правила игры: работать и зарабатывать больше не обязательно. Благодаря полной цифровизации настал тот долгожданный момент, когда действительно «вкалывают роботы, а не человек». Однако он оказался вовсе не таким радужным, каким выглядел из 1980-х. Миллионы водителей вытеснены с рынка беспилотниками. И даже в области медицины или юрис­пруденции* нейросети оказываются быстрее и точнее людей и обходятся дешевле.

Уже в 2020 году граждане Великобритании активно пользуются приложением DoNotPay, которое применяет искусственный интеллект для оспаривания штрафов за парковку. А корпоративными ИИ-ассистентами ROSS пользуются крупные адвокатские конторы: обученная американскому законодательству система позволяет находить подходящие случаю прецеденты в огромных базах данных.

Люди сохранили за собой лишь задачи, связанные со стратегическим управлением, а также с отдельными областями науки и искусства. Рабочих мест на всех не хватает. Возможно, еще и поэтому в Москве будущего так малолюдно: львиная доля населения сидит по домам и предается развлечениям, в основном виртуальным*, получая гарантированный базовый доход — ​невысокий, но достаточный для комфортного существования. Помимо развлечений, они общаются, занимаются спортом, самообразованием, творчеством, изобретательством — ​«мейкерством», как это называли в 2020-х.

Большие режиссеры, такие как Стивен Спилберг и Джон Фавро, используют VR-технологии на съемочных площадках и все чаще задумываются о полноценном VR-кино. В VR-кинотеатры инвестировали IMAX, Facebook и Disney.

Еще в те годы локальные эксперименты показали*, что люди, получающие гарантированные выплаты, вовсе не деградируют, чаще всего они расходуют эти средства на саморазвитие и учебу, а также на медицину.

Пилотные эксперименты с выплатой базового безусловного дохода нескольким десяткам или сотням человек проводились в полутора десятках стран мира, включая Россию. Один из крупнейших таких опытов был поставлен в 2017–2018 годах в Финляндии с привлечением 2000 участников.

Тем не менее жизнь оказавшихся на обочине глобального рынка труда вряд ли можно назвать полноценной. Возможность работать в 2080-х сохранят лишь редкие специалисты, которые взамен получат главное: чувство собственной востребованности, причастности к прогрессу и развитию всего человечества. Это дорогого стоит.

Использованные источники: Материал опубликован в журнале «Цифровой океан» № 2, 2020, Sergey Alimov / Moment / David Degner/Getty Images / Mlenny / iStock, Satish Kumar / Reuters / Pixstream, Dreamsfoto / Legion-media / Amazon / Spencer Lowell / Plenty Farms, Hemis , Dreamstime / AP / East News, cosmonaut / Album / Legion-media